Художник

Толстикова Ольга закончила МТИ им. А. Н. Косыгина, член Московского Союза Художников.

Награждена серебряной медалью Российской Академии Художеств за создание серии гобеленов 1998—2001 гг. Удостоена главного приза жюри Творческого Конкурса Женщин-Художников России за 2000 г. Отмечена дипломами Московского Союза Художников за создание гобеленов в 2004 и 2006 гг. Выдвинута МСХ на присвоение почетного звания «Заслуженный художник РФ» в 2004 году.

Работы находятся:

  • Музей Художественного Текстиля, Комо, Италия.
  • Музей Современного Искусства, г. Москва.
  • Музей Истории Москвы. Музей Кремля г. Вологды.
  • Художественный фонд Союза Художников России.

Художница Ольга Толстикова, москвичка по рождению, уже семнадцать лет связана с судьбой и творчеством с вологодской землей, воспевает ее в своих работах, живет зимой и летом в деревеньке Фенино, что по дороге от Кубенского на Северную Ферму.Серебряная медалистка Российской Академии художеств за 2002 год.Московская художница воспроизводит первооснову природного размаха цветочных лугов-ковров Кубеноозерья, полыхание в полнеба закатов и рассветов, смену времен года — от слепящей белоснежной зимы, до свежего зеленого лета. Где в Москве, как и в любом большом городе, такое естество природы?! Да, ее краски на гобеленах открыто ярки, северные избы праздничны, снежные дали полей просторны и чисты, леса многоцветны, и в этом она видит вечный праздник жизни, который прибудет и после нас, и так же восхитит чью-то талантливую душу. Солнечность и радость бытия. И тем больший контраст создают они с печальными заботами наших дней, с нашим неумением распорядиться данной нам красотой разумно и справедливо.Живется Ольге Толстиковой, как и всем современным талантам трудно, но, несмотря на бытовые трудности, особенно зимой, в глухой заснеженной деревне, утонченная москвичка открыла здесь свое «я» в искусстве, нашла свою тему, свои краски, форму и содержание своих произведений, а это не сравнимо ни с какими временными житейскими тяготами. На таком прекрасном творческом энтузиазме она и живет. Не будь у нее тонкого художественного вкуса, той наследственной памяти в генах, которые поразительно описал Лев Толстой, когда Наташа Ростова пустилась в Русскую пляску, не будь открытости и жизнестойкости, и еще многого чего, и не прижилась бы художница в наших краях, не таких-то уж и сладких. На выставке представлены две темы, так или иначе, напрямую связанные с Вологодчиной, с кубеноозерской землей. Первая тема — это, конечно, природа, а вторая — мир духовной святости нашего края, мир великих молитвенников, которые и одухотворили своими нравственными подвигами окрестность. Лики и одежды святых в гобеленах только угадываются, как и бутоны полевых цветов. Но достоверность здесь и не нужна. Важен символ. Художница использует ярко желтые, красные, черные цвета, передавая образ святости, праздничную основу истинного «золота Православия». Все торжественно возвышенно и одновременно лирически затаенно на этой выставке. Все смело новаторски и в то же время спокойно традиционно. Поэтому выставка Ольги Толстиковой, названная точной строкой Н. Рубцова «Острова свои обогреваем» (острова — деревеньки), — это живой образ вологодского Кубеноозерья. Вадим Дементьев


Почти двадцать лет я живу на Вологодчине. Вологда и Москва — моя Родина. Дух старой Москвы я впитала с детства от моей бабушки, Марии Дмитриевны Преображенской. Моя бабушка родилась в Москве в конце 19 века. Ее отец — Дмитрий Олегович Преображенский, обедневший тверской дворянин, жил и работал в Москве на заводе Бари в Симоновой слободе вместе со своим другом, отцом Марии Ивановной Бабановой, великой русской актрисы. Во время войны, в 1942 году Иван Бабанов, беспокоясь о моей прабабушке, Елене Гавриловне Преображенской, через всю Москву ехал к ним в Таганку. Прабабушку, спасая от голода, вывезли в Ташкент. Но спасти не смогли, там она и умерла. Ольга Толстикова