Беззащитные шедевры

Эта статья была написана в начале года. Опубликовать ее тогда не удалось, и теплилась надежда, что после выборов что-то изменится. Однако на этой неделе увидела в фейсбуке сообщение директора Вологодского Музея Кремля Суворова Александра Валерьевича: «Сегодня вечером в Вологде сгорел дотла еще один столетний деревянный дом – на этот раз на улице Благовещенской, 49а. Это не был памятник, это был добротный средовой дом, создававший наш, вологодский ответ поленовскому «Московскому дворику». Остается справедливой горькая фраза искусствоведа Григория Крискентьевича Лукомского, написанная сто лет назад, в 1914 году, в книге «Вологда в ее старине»: нам в Вологде не до охраны видов».

Старые деревянные дома города Вологды. Дома, в которых ощущение времени сохранилось в неповторимом глубоком сером цвете дерева. Резьба, соединение сквозной — пропильной и объемной, чудесный полет фантазии. Весь дом, как огромная деревянная скульптура, в его цвете, замешанном на дождях, снегах, солнце — родная старина. Так и хочется прижаться к шершавому, растрескавшемуся дереву, провести по нему рукой. Обнять все эти, такие родные дома — маленькие частички Родины.

Почувствовать, понять и полюбить Россию, ее историю, воплощенную в архитектуру, архитектурную среду, раньше помогали практики для студентов художественных ВУЗов, проходящие по старым русским городам. В такой живописной практике участвовала и я в 1985 году в Вологде. «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет»! Сверкание реки Вологды и церковки, белыми лебедям по берегу, только расправят крылья и полетят в синь сквозь праздничное золото одуванчиков. Нет места краше, нашей Пасхальной Руси. «Под небом голубым есть город золотой»… Благодать. Все родное, знакомое, такое же родное, как светлый поленовский «Московский дворик». Резной деревянный город с не вытоптанной травой-муравой. Та Вологда была как Москва моего детства, моя Таганка, Крутицы, Новоспасский…

Деревянный двухэтажный дом в самом центре Вологды. Дом, утонувший в объятиях высоченной цветущей сирени, пронизанный ее звучным запахом, светом белых ночей. Так и осталось в памяти — как серебрится резное дерево в мерцании соцветий. У кого поднялась рука сжечь такую красоту! На этом месте сейчас построен магазин.
Где-то, пятнадцать-двадцать лет назад, начались эти поджоги, сжигание России. Помню, как увидела первый раз вместо серебристого дома — черный, блестящий глянец головешек. Сожженный дом — ножом по сердцу! А потом, все чаще и чаще, все привычней и привычней. Уже не старались быстрей убрать, снести, скрыть следы пожара, проще занавесить огромными баннерами с живописью Академика-фронтовика. Такое кощунство! На смену старому, спокойному городу – новый агрессивный вкус, пришедший из Москвы – стеклянный архитектурный оскал, синим клыком, пронзил небо, разрушив гармонию всего города целиком. Что же будет дальше, если устремились в таком направлении? Что ждет город?
Научная конференция в Кирилло-Белозерском заповеднике в 2005 году «Сохранение и использование памятников деревянной архитектуры в ХХI веке».

Эта проблема была и тогда проблемой не только Вологодчины. Участники из Москвы, Санкт- Петербурга, Новгорода, Архангельска, Владимира, Ярославля, Костромы говорили о том, что тогда так стремительно надвигалось, пытались остановить. И они не боялись говорить о том, что и сейчас является наболевшей и неразрешенной темой.
Из доклада Людмилы Ивановны Кашиной, возглавляющей в то время Департамент культуры и архитектурного наследия области:
«Сохранение памятников способствует не только популяризации высоких образцов национальной культуры, воспитанию патриотических чувств. Историко-культурное наследие — особого рода экономический ресурс. Вокруг памятников планировали создать социально-экономическую среду. Еще тогда, она говорила, что состояние деревянного историко- культурного наследия области, как целиком по России, внушает серьезные опасения за его дальнейшую судьбу. Анализ ситуации в регионе определил несколько наиболее тревожных факторов. Это, прежде всего, необоснованный и во многих случаях, незаконный снос или под снос, или поджог деревянной застройки и новое строительство на исторических территориях, которые приобрели в последние годы массовый характер. Сегодня реставрировать почти нечего. Дома поджигают и даже если с первого раза жильцы смогут отстоять, то все равно не остановятся — сожгут.
Тревогу, как в Вологде, так и в других городах вызывают дома, состоящие на балансе ЖКХ. Не ремонтируются. Здания переводятся в такое состояние, когда ремонт становится невозможным. Это относится и к памятникам, и в равной степени к средовой деревянной застройке.
Серьезной проблемой в настоящее время становится тенденция к уничтожению подлинных памятников и созданию вместо них копий из современных строительных материалов. Статья 47 ФЗ N 73 от 25 июня 2002 года гласит, что воссоздание объектов культурного наследия осуществляется в исключительных случаях при особой значимости объекта, а работы по воссозданию утраченных объектов культурного наследия осуществляются с использованием старинных технологий. Эта норма не предусматривает снос существующих объектов культурного наследия.
Требования Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73 ФЗ о необходимости проведения на объектах Культурного наследия ремонтно-реставрационных работ и привлечения для их выполнения специалистов-реставраторов, зачастую, игнорируются муниципальными органами власти, что приводит к подмене ремонтно-реставрационных работ работами по ремонту объектов. При таком подходе заказчиков существует реальная опасность, что в ближайшее время могут быть безвозвратно утрачены многие историко-культурные ценности региона. В настоящее время, тяжелое, подчас аварийное состояние многих объектов культурного наследия свидетельствует о том, что эта сфера деятельности перестала быть одной из приоритетных в Госполитике нашей страны».

Все те проблемы, о которых говорилось на этой конференции, за эти годы обострились еще больше. Особенно сейчас, когда мы так многого лишились после этой, казалось тогда, спасительной конференции, в которой все проблемы были ясно обозначены, указано направление действия. Конференция и борьба после нее, не смогли ничего остановить. Сейчас над Вологдой нависла новая угроза, новая волна уничтожения последнего оставшегося. Тут мне хочется привести мнение известного вологодского краеведа-писателя из его фейсбука: «Можно понять чувство молодых вологжан, когда они протестуют против сноса в городе старых деревянных домов. Вот на снимке сегодняшний снос одного такого строения. Жалко? Да! Но вы захотели бы в нем жить, переехать сюда от газа с ванной, от центрального отопления?»

Это мнение оправдывает, узаконивает поджоги и последнее время так вкрадчиво, так исподволь внедряется и через СМИ в общественное сознание. Значит, проще выгнать людей, сжечь дом и построить на этом месте коммерческую недвижимость, положив деньги в карман, чем идти цивилизованным путем, бережно реконструируя старые дома, создавая комфортные, современные условия для жизни. Но ведь главное — выжать деньги от площадок старой застройки, а для этого ловко убедить горожан, считая, что они не поймут, не защитят свое родное, убедить в нецелесообразности беречь деревянную архитектуру, якобы неудобную и некомфортную для жилья. Сжечь и оправдать преступление целесообразностью. Интересно, для кого, кто потом строит на этих освобожденных местах? Кто очевидный преступник?

«В центре Вологды незаконно снесен архитектурный памятник. Скандал вокруг сноса дома постройки конца 19 века, что на перекрестке Проспекта Победы и улицы Воровского, длится уже больше недели. Несмотря на протесты и обращения в полицию, градозащитникам не удалось остановить незаконный снос памятника архитектуры. По мнению участников общественного движения «Настоящая Вологда», на его месте должен появиться трехэтажный особняк. «Судя по всему, некоторые персоны в нашем городе, настолько влиятельны, что закон для них не писан. Иначе никак не объяснить ситуацию, когда федеральные памятники сносятся, а виновные остаются безнаказанными. Так, осенью 2012 года было уничтожено здание Кожевенных торговых рядов постройки 19 века. Собственник объявил о том, что дом необходимо было снести, чтобы «восстановить его «с нуля». Правда, никого кроме правозащитников не смутил тот факт, что после сноса памятники обычно теряют свою культурную ценность, а в Департаменте Культуры было выдано разрешение на производство работ по сохранению объекта культурного наследия». Отказ от возбуждения уголовного дела по данному факту год спустя был признан незаконным.
Ситуация повторяется. Очередной архитектурный памятник разрушен, предположительно теми же людьми, что снесли Кожевенные торговые ряды. В начале марта на проспекте Победы, 48, рабочие принялись за демонтаж дома провизора Николая Ивановича Немирова, построенного в 1901 году.
Несмотря на то, что градозащитники в течение нескольких дней неоднократно пресекали работы по сносу здания и даже привлекали полицию, на настоящий момент рабочие разрушили дом фактически до основания. Департамент культуры области подтвердил статус дома как обладающего признаками культурного наследия и возбудил административное дело по факту сноса здания. Также градозащитники обратились в прокуратуру», – пишет ostrana.ru

Вологде в очередной раз присвоено звание «Культурной столицы Русского севера». Однако надо соответствовать этому званию во всем, делать все, чтобы носить это звание с достоинством, а не только на бумаге. Не лакировать действительность. Обозначьте проблемы, давайте всем миром их решать. Хорошо, что у молодежи появилось теперь такое гражданское мужество, что они отстаивают, борются за свою культуру, проявляют свой патриотизм. Хотелось бы, чтобы Губернатор возглавил движение по восстановлению Вологды, чтобы Вологда, наконец, по праву могла называться «Культурной столицей Русского севера». Без его активных действий, по всему видно, не справиться с коррупцией — не укрепить Россию.





© OLGA TOLSTIKOVA