9 мая

«Пушкин». Мозаика на станции Киевская кольцевая. Эскиз: Корин, Павел Дмитриевич. Мозаика: Пермяков, Юрий Петрович.
Портрет Павла Корина. Художник: Нестеров Михаил Васильевич Год: 1930 Материалы: холст, масло. Размеры: 126 х 126 см Находится: Государственная Третьяковская галерея, Москва
Портрет братьев Павла и Александра Кориных. Художник: Нестеров Михаил Васильевич.

Девятого Мая всегда вспоминаю Юрия Петровича Пермякова, художника, давно уже ушедшего … Мое детство, и юность, и Таганка. И долгие разговоры по телефону с ним, человеком, прошедшим всю войну. Юра (так уж повелось, что по имени, несмотря на разницу в возрасте) рассказывал мне о войне и об искусстве. Последние годы жизни он не мог выходить из дома из-за боли в ногах после войны. Сам — с Урала, с детства был охотником, «белку бил в глаз», знал лес, чувствовал его. На войне воевал в разведке, в 19 лет уйдя на фронт. После войны окончил Художественное училище им. 1905г. на Сретенке, отделение для участников войны. Попал в группу мозаичистов, которую набирал Павел Корин — выдающийся советский художник, Народный художник. Корин, работавший в Киеве над реставрацией фресок во Владимирском соборе, отправляет туда всю группу на изучение мозаик на свои деньги. Павел Корин всегда выделял Юру, который бывал в их доме. А Юра был похож на Корина: такой же тип лица, черные, как смоль, волосы и синие-синие глаза, тонкий нос. На портрете Михаила Нестерова «Братья Корины» так напоминают Юру. В группе Юра сдружился с Шереметьевым, который в то время жил в башне Новодевичьего монастыря, в бедности…
Что же осталось. У меня не осталось ни его фотографии, ни живописи. Плафон на Комсомольской с изображением Сталина, выполненный Юрой под руководством и эскизам Корина, сбит, так же, как и мозаика в МГУ. Есть только мозаика на Киевской — «Пушкин», выполненная по эскизу Корина. Сейчас, проходя по станции вглядываюсь — вглядываюсь сквозь толпу в мозаику. Это его руки собирали ее, его чувство цвета и чувство камня, его тонкость, его душа сквозят в ней. Как она отличается от других. Цельностью, потрясающей тонкостью цвета, исполнения, недаром — с Урала. Эта тонкость и деликатность были и в его характере. А колечко у Пушкина — его, с Урала привезенный — зеленый малахит, его камешек. Только и осталось… Проходишь по станции и вспоминаешь Юрочку.