Богоматерь Умиление «Подкубенская»

Богоматерь Умиление «Подкубенская», XIII в.  Вологодский краеведческий музей. Доска липовая, из трех частей, две врезные шпонки, поволока, левкас, темпера, 143 х 101.

Богоматерь Умиление «Подкубенская», XIII в.
Вологодский краеведческий музей. Доска липовая, из трех частей, две врезные шпонки, поволока, левкас, темпера, 143 х 101.

Много лет назад, в музее на Делегатской, увидела икону Богоматерь Умиление “Подкубенская” XIII в. И когда была возможность приехать в вологодскую деревню неподалеку от Кубенского озера, та встреча с Ней и определила приезд. Мне тогда казалось, что там, где Она была написана и в природе и в людях — та же чудесная гармония, думалось, что Ее светлый дух разлит по полям и душам.

Икона Богоматерь Умиление «Подкубенская», XIII в.
Вологодский краеведческий музей. Доска липовая, из трех частей, две врезные шпонки, поволока, левкас, темпера, 143×101.

Живопись XIII в. сохранилась фрагментарно. В XVI в. поновлены фон и поля иконы, нетронутыми остались лишь изображения, помещенные на средней части доски.

Эту икону принято называть «Подкубенской», поскольку она находилась в Воскресенской церкви, стоявшей на берегу Кубенского озера. В XIX в. икона считалась чудотворной в Кубеноозерье.

Тогда я впервые увидела такую большую икону, соразмерную человеку. С XIII века, слава Богу, уцелела. Изображения Богоматери и младенца Иисуса как-бы проступают посередине доски. Из-за утраченности краев, нет ощущения границы живописи, кажется, что она продолжается в обе стороны. Что она такая же бескрайняя, как и поля, вбирает в себя все — и пустынные, белые пространства, и заброшенных людей в деревнях у Кубенского озера. Идешь в мороз по полю в ветре, в безлюдье, одна, руки деревенеют, мороз до костей пробирает, все думаешь — Она рядом. И Она — в этой бескрайней пустыне и в морозы, и в метении снега — согревает.

По сути, сначала, не разбирая живопись иконы, видишь и потом отчетливо помнишь Ее взгляд. Тихо так и кротко смотрит. Просто смотрит на тебя, в тебя и сердце наполняется слезами. Все видит: видит, как белые ветра гуляют по заснеженной России, заметая оставшиеся души…

Богоматерь Умиление «Подкубенская», XIII в.  Вологодский краеведческий музей. Доска липовая, из трех частей, две врезные шпонки, поволока, левкас, темпера, 143 х 101.

Богоматерь Умиление «Подкубенская», XIII в.
Вологодский краеведческий музей. Доска липовая, из трех частей, две врезные шпонки, поволока, левкас, темпера, 143 х 101.

Видишь — лик, образ. Не скажешь ведь — лицо женщины. Предельно условные, отходящие от реалистичности черты. Черты, преобразованные в скорбь и тишину.

«…Именно здесь складывается во всей своей поразительной силе то высшее творчество религиозного искусства, которое низводит огонь с неба и освещает им изнутри весь человеческий облик, каким бы неподвижным он не казался. Нет тела, есть только дух». Е. Трубецкой. 1915г.

Сострадание и понимание. Редкие теперь чувства. А Она сострадает — значит и ободряет и утешает. Одними глазами на спокойном лице. А за Ней, снегами летящими ввысь — Россия. И, духом напитанный образ, всегда рядом. «Подкубенская» — неизвестная миру. Вспоминается Джоконда — известная. Спокойное лицо, глаза, которые следят за тобой, а в них — недобрая тишина, опустошение и появляется страх от этих забирающих, впитывающих глаз.
Богоматерь «Подкубенская» — дающая силу, дающая надежду. Слава тебе, неизвестный иконописец, вложивший свою чистую душу, горение сердца и любовь, идущие к нам через века.

Младенец Христос тянется к Богоматери, к защите. Трогательные маленькие ручки и ножки, любовь и нежность. «Умиление» — точнее и не сказать. И незащищенность чистоты. Скорбь, предвидение в глазах Богородицы, еще больше усиливают незащищенность и хрупкость этих образов в пространстве вселенной.