Цвет в русском народном костюме

Вторая половина 19 века, Тамбовская губерния.

Вторая половина 19 века, Тамбовская губерния.


Вторая половина 19 века, Тамбовская губ. Рубаха. Холст, кумач, аппликация, шелковые ленты, тесьма, браное ткачество, вышивка хлопчатобумажной нитью. Понева. Ткань шерстяная, домотканая, кашемир, сатин, шелковые ленты, тесьма. Насов (верхняя одежда). Шерсть, кумач, сатин, аппликация, позумент, шелковые ленты, тесьма, блестки, вышивка двусторонним швом, строчкой «стлань» шелковой нитью. Сорока (головной убор). Холст (основа), шерстяная ткань, коленкор, сатин, ситец, кумач, шелковые ленты, тесьма, бахрома, позумент, блестки, бисер, низание, пуговицы, монеты, раковины каури, золотое шитье. Подкосник, чепец, кичка, махры, позатылень, наголовник, ленты.

«Велико и разнообразно культурное наследие русского народа, накопленное веками, и, хотя время многого не пощадило, сохранившееся позволяет судить о высоком художественном значении изделий, сработанных руками его мастеров».
«Художественный строй русского народного костюма чрезвычайно сложен. Однако есть общие черты.
Преобладание глухих, туникообразных и широких прямых распашных одежд выявляет стремление к созданию массивной, мало расчлененной формы, цельного и чрезвычайно простого по рисунку силуэта. Массивность, как правило, нарастает книзу, что подчеркнуто и обувью — плетеными лаптями с толстыми онучами,большими сапогами в сборку и тяжеловесными котами — туфлями, которые иногда надевались на семь — восемь пар толстых шерстяных чулок. Талия в традиционном женском костюме не подчеркнута, а скрыта всевозможными нагрудниками. Таким способом живые формы человеческого тела не выявлены, а подчинены идее замкнутого в себе объема, статике неподвижного образа. Большое значение имеет головной убор, сильно акцентирующий лицо.
Народный костюм чрезвычайно многосоставен. Эта сложность состава зачастую сочетается с многодельной (узорное ткачество, многошовные вышивки, шитье и низание различными материалами, аппликация) и многообразной декорацией, приводящей зачастую к полному сокрытию материала, на который она наносится.
Интенсивность окраски,сочетание ярких, часто дополнительных или контрастных цветов ( иногда в одном костюме — все цвета спектра, иногда — богатые вариации разного по тону красного цвета с контрастными вкраплениями ) противостоят статичности силуэта и объема».
«Русский народный костюм». 1984 г.

Алые зори в бескрайности России. Утренние и вечерние, притягивающие взгляд своей красотой. И душевный отклик на эту радость — на красно-солнышко — в цветах русского народного костюма. Смотришь на русский костюм и представляешь, каким ярким, словно чудесный цветок на зеленых лугах, был человек в этой красочной одежде, как неразрывно он связан с природой России.

Вторая половина 19 века, Тамбовская губ.

Вторая половина 19 века, Тамбовская губ.

Созданный в глуши, в деревнях русскими женщинами ХIХ в.,он выглядит сегодня авангардным произведением искусства, затмевающим вялое искусство современности. Вряд ли они были грамотны. Русские женщины по наитию, интуитивно создавали свою одежду. Не боясь, создавали очень смелые цветовые решения, для радости себя и людей. Удивительная смелость в применении красного и черного цветов, на которое вряд — ли отважится современный авангардный модельер. А если и отважится, то будет ли это точным попаданием, создаст ли он такое же гармоничное произведение искусства, несмотря на смелость.
Красный цвет — самый любимый. Красный цвет горит от соприкосновения с контрастными цветами, усиливающими, поднимающими, наполняющими звучанием. Без этого контраста — не будет гореть, поблекнет.
Красная закатная полоса в соприкосновении с черной полосой леса — вот откуда это усиление в костюме — горящий закат.
Простой крой,и такое же простое орнаментальное членение на полосы и квадрат у горловины. Цвет кумача усиливается горизонталями из темных лент, деликатно насыщая красный. В низу темная понева большой массой, усиливающая красный верх, соединяющаяся с черными вкраплениями на красном. Белый, также усиленный небольшим количеством черного, тоже активен. Желтые ленты и вышивка обогащают, углубляют цветовую гамму.
Красный, черный, белый — так просто и так гениально. Живописно и монументально. Что же за женщина, создавшая из незатейливых, самых дешевых тканей, украсив ленточками и ракушками — из самого простого — столь гениальное. Думаю, что только с сильным, открытым и эмоциональным характером можно быть настолько свободным в творчестве. Этот народный костюм как памятник русской женщине, оставшийся в веках.

Начиная с величайших по глубине образов икон, возвышающих человека, в простой народный костюм тоже вкладывался смысл, он имел свой образ. Одежда была не только бытовым предметом, в ней заключалось представление о всей вселенной, о мире в зашифрованных символах, орнаментах. Человек испытывал радость от соприкосновения с цветом.
Современное искусство, что дает оно человеку? Есть ли в нем радость, чем обогащает душу?
Последние годы изобразительное искусство стало более цветным. Но даже если краски яркие, цвета не работают — не взаимодействуют друг с другом, кажутся серыми и скучными, мертвыми. Через них не идет жизненная энергия, не просвечивается душа. Подобное искусство не дает толчок к творчеству, после которого хочется бежать и тоже творить.
Эмоциональность не увеличивается ни за счет больших размеров, ни от динамики линий и пятен. Пустота, душевная пустота. А ведь этого не скажешь о народном костюме, когда даже в статичной форме, при простых решениях чувствуется напряжение, энергия переходит к зрителю, дает импульс к творчеству. И идет это от тех простых, необразованных крестьянок, идет к нам их душа, воплощенная в цвете. И от гармонии рождается гармония.
Современное искусство не затрагивает души. Пустота, в которой нет чувств, нет ни гармонии, ни боли людей, ни сопереживания. Нет ни мира, ни космоса. Казалось бы: цветом, пятном легче воплотить идею. Пятна есть, идей, да и цвета, — нет. А это — тупик.